Азербайджан – это Алиев, Алиев и еще раз Алиев

Оставьте комментарий

01.02.2016 от Admin

920x920Кому служил лидер Народного фронта и президент Эльчибей?
Станислав Тарасов
© ИА REGNUM

Президент Азербайджана Ильхам Алиев во время встречи, посвященной 20-летию Первого форума молодежи, выступил с некоторого рода сенсационным заявлением. По его словам, «одной из наших проблем в 1990-ые годы была неопытность, а в некоторых случаях — предательство находившихся у власти людей». При этом глава Азербайджана уточнил, что «что власть Народного Фронта Азербайджана — Мусавата была большой бедой, большим позором для азербайджанского народа», и продолжил: «В 1992 году они незаконно захватили власть. В то время в Нагорном Карабахе шли кровопролитные бои. Но их основная цель была в том, чтобы прийти к власти любой ценой. Некоторые даже радовались оккупации Шуши, Лачина, предвкушая, что это в скором времени приведет к падению прежней власти. Тогдашняя история очень плачевная, очень тяжелая, это черные страницы нашей истории. Захватив власть, они фактически подвели Азербайджан к краю пропасти».
Таким образом президент затронул один из самых загадочных эпизодов не только национальной, но и недавней советской истории, который вызывает многочисленные дискуссии, так как живы многие участники и очевидцы тех событий. Это затрудняет переписывание новейшей истории с отрицанием общей советской идентичности и с креном в сторону этнического историзма с заранее заданной политической целью при помощи определенным образом отобранной информации. В то же время при всей неоднородности и противоречивости официального дискурса истории Азербайджана есть важные особенности, о чем напомнил президент Алиев-младший. Но для начала восстановим хронологический порядок событий.

После провала попытки переворота ГКЧП Баку 30 августа 1991 еще до известных Беловежских соглашений объявил о своей независимости от СССР, а компартия Азербайджана — о выходе из КПСС. 8 сентября 1991 года бывшего первого секретаря рескома КПСС Аяза Муталибова избрали первым президентом страны. 18 октября был принят конституционный акт о государственной независимости Азербайджана, затем одобренный 95% граждан, принявших участие в референдуме 29 декабря 1991, но без населения Карабаха. 27 ноября того же года Верховный совет Азербайджана упразднил Нагорно-Карабахскую автономную область и переименовал ее центр, город Степанакерт в Ханкенди.

На посту главы государства Муталибов столкнулся с обострением карабахского конфликта, когда уже не существовало поддержки условного союзного центра, и нарастающей борьбой за власть националистической оппозиции. «Трагедия 1990-го — это до сих пор до конца не исследованная страница новейшей истории как Азербайджана, так и Армении, — заявил он недавно бакинским СМИ. — Объективно разобраться в происшедшем, понять, кому это было выгодно, можно лишь с участием обеих сторон». Сегодня с высоты исторического времени, пытаясь объективно анализировать сложившуюся тогда ситуацию, можно попробовать определить актора или акторов, стоявших за драматическими эксцессами тех дней. Так, загадочной выглядит трагедия в Ходжалы, чем воспользовался Народный фронт, который, по словам президента Алиева-младшего, «незаконно захватил власть». Есть мнение, что устранение от власти Муталибова лишало Баку возможностей даже теоретически работать с Москвой, а приход к власти неопытных лидеров Народного фронта открывало широкий «коридор возможностей» для переезда из Нахичевани в Баку Алиева-старшего. Но такое суждение нуждается в серьезном подтверждении.

7 июня 1992 года на президентских выборах победил кандидат Народного фронта Абульфаз Эльчибей. Кто он? Старший преподаватель кафедры истории стран Азии и Африки АГУ им. С. М. Кирова Алиев Абульфаз Гадиргулу оглы. В поле зрения КГБ СССР оказался в 1970-ом году, является далеко не единственным из представителей азербайджанского научного мира и интеллектуалов, которые открыто говорили о том, что «Азербайджан должен освободиться из-под политического и экономического гнета России и получить независимость», пропагандировал пантюркизм большевистского разлива. В 1973 году Эльчибей-Алиев организовал в АГУ студенческий кружок «Свобода», члены которого обсуждали проблемы восстановления государственной независимости Азербайджана. Эти события происходили на глазах автора этих строк, который в тот момент являлся студентом исторического факультета этого университета. На Эльчибея кто-то донес и он в январе 1975 года был арестован. Но потом выяснилось, что для тогдашнего первого секретаря ЦК Компартии Азербайджанской ССР Гейдара Алиева отчетность перед Москвой по борьбе с диссидентским движением была политически невыгодна.

Сделаем небольшое отступление. Алиев-старший рвался в Москву, где оказался через двадцать дней после смерти Брежнева при огромной протекции нового генсека Юрия Андропова на должности заместителя председателя правительства СССР и был введен в состав Политбюро. Автор может засвидетельствовать, что на Старой площади в то время упорно циркулировали слухи, что Гейдар вот-вот может возглавить правительство Советского Союза и выступить даже в роли возможного политического преемника Андропова. Более того, как рассказывал автору ныне покойный Аркадий Иванович Вольский, который с 1983 по 1984 год являлся помощником по экономике Генерального секретаря ЦК КПСС, а потом возглавлял Комитет особого управления Нагорно-Карабахской автономной областью, Гейдар Алиев входил в узкий круг государственных и партийных деятелей, которые негласно готовили реформы по преобразованию общественно-политической и экономической системы страны. Причем о характере грядущих изменений мало кому было известно.
Только недавно экс-председатель Совета Министров СССР Николай Рыжков в одном из интервью бакинским СМИ «проговорился» так: «Гейдар Алиев был тонкий человек, дипломат. В частной беседе он открывал карты, раскрывал все свое, но если обстановка официальная, то считал, что как член партии он должен выполнять решения Политбюро. Конечно, он высказывался, но тонко. Он был очень грамотный человек. Ясно, что он использовал те методы, которые нужны были республике. Какая нужна доля частной собственности, какая государственной? Абсолютно убежден, что он высчитывал, сколько нужно, опираясь на свой огромнейший опыт». Но тогда представить себе, что кто-то из членов Политбюро серьезно рассуждает о частной собственности, было невозможно. Так что истинные причины, приведшие к осложнениям во взаимоотношениях между ставшим весной 1985 года генсеком Михаилом Горбачевым и Алиевым-старшим историкам еще предстоит выяснить.

Азербайджанский исследователь Ризван Гусейнов объясняет уход в отставку 21 октября 1987 года Гейдара Алиева ссылкой на интервью дочери Алиева Севиль газете «Известия» (12 октября 2007 года), в котором она утверждала, что у ее отца с Горбачевым был конфликт еще со времени избрания того Генеральным секретарем ЦК КПСС, т. е. с марта 1985 года. Якобы западная пресса писала о Гейдаре Алиеве как о возможном преемнике Черненко и якобы из-за этих публикаций Горбачев почувствовал к Алиеву-старшему зависть. Правда, Гусейнов, как и автор, таких следов в западной прессе не обнаружил. Но он подчеркивает именно время возникновения этого конфликта — начало 1985 года, задолго до обострения карабахской проблемы.

Гейдар Алиев после отставки не собирался задерживаться в Москве, если бы не случившийся 11 мая 1987 года с ним тяжелый инфаркт миокарда. Как пишет российский историк Александр Шевякин, находясь в Москве и работая в советском совмине, Гейдар Алиев не прекращал связей с Азербайджаном, «немалую часть времени он тратил на поддержание своей власти на родине». Ветераны вспоминали, что, заходя к нему, нередко заставали Алиева-старшего говорящим по телефону по-азербайджански. «Если рассматривать его уход в тень одновременно с разогреванием ситуации с Нагорным Карабахом как не случайный, — пишет Шевякин, — а именно связанный с этим, то можно предположить, что ему просто было нужно освободиться от многочисленных официальных обязанностей в качестве первого зампреда Совета министров СССР, чтобы сосредоточиться на делах в Азербайджане», тем более он был в курсе того, как армянские партийные государственные деятели лоббировали в Москве проект изменения статуса Карабаха. Так мы выходим на вопрос о том, имел ли возможность Гейдар Алиев влиять на процессы, происходившие в возникшем еще в 1980 году Народном фронте Азербайджана. Теоретически да, учитывая, что он был не просто какой-то там член Политбюро, а генерал-майор КГБ, приближенный к Семену Цвигуну и Андропову. Человек из числа тех, кто имел реальное влияние. Практически же из-за того, что в Азербайджане до сих пор закрыты материалы 5-го управления КГБ СССР, утверждать что-либо невозможно.

Подробности: http://regnum.ru/news/polit/2068026.html Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: